ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ... КАТАЛОГ, 1985

Воевать Ивану Ивановичу Черному приш­лось недолго.

В 18 лет в одном из первых его боев он по­лучил тяжелое ранение. Потом — длительное лечение в далеком тыловом госпитале, и боль­ше он на фронт не возвращался. Однако вой­на внесла свой масштаб в само течение его жизни, по-своему определила тот основной критерий, которым он измерял отныне цен­ность человеческих деяний.

Крестьянский сын, на войне он сильнее ощу­тил то кровное единство, которое связывало его с людьми.

На фотографии военных лет лицо почти дет­ское, с нежными по-девичьи чертами, глаза­ми прозрачными, ясными, мечтательными. Может быть, Черный стал бы художником лирического, проникновенного склада. Но на эту заложенную в нем сущность легла суро­вая тень, заставившая художника никогда не забывать о своей ответственности перед «прошлым временем и будущей надеждой». В его творчестве зазвучала нота драматизма.

Черный стал пейзажистом, но взгляд его на жизнь не был «пейзажным». Природа в про­изведениях Черного очищает душу, но она же дает средства для выражения размышлений сложных, наполненных социальной злободнев­ностью.

После возвращения к мирной жизни надо было наверстать отнятое войной время, поста­раться успеть в отпущенный судьбою срок сделать многое. Учеба в Одесском художест­венном училище, переезд в Сочи, появление семьи, крохотная мастерская и такая же кро­хотная квартира, в которой умещались всеме­ром. И одновременно активная работа, твор­ческое становление, овладение профессио­нальным умением, создание того языка, ко­торым можно было выразить свой жизнен­ный опыт.

На своей маленькой инвалидной машине он много ездит по окрестностям Сочи, по краю, производит десятки, сотни этюдов, продолжая разрабатывать в мастерской увиденные при­родные мотивы.

Выступление живописца на краевых и рес­публиканских художественных смотрах на­столько заметны, что в 1963 году ему предо­ставляется право на открытие персональной выставки.

Художник впервые обретает возможность широкого общения со зрителем и обращается к нему темпераментно, эмоционально. Пейза­жи тех лет говорят о том, что природа захва­тывает Черного своими возможностями. Он восхищен ее мудростью, величием и силой.

Он ищет яркие краски, чтобы запечатлеть нарядное многоцветие юга. Его кисть создает сложную активную фактуру, его мазок отли­чается широтой и темпераментом. Он хочет воссоздать пластическое многообразие, изощренность увиденных природных форм. «Сол­нечный день», «Набережная», «Золотая доро­га», «Камфорное дерево», «Чайные планта­ции» — сами названия говорят о стремлении художника впитать все богатство южной при­роды.

Оптимистическое, жизнерадостное, активное начало находит особенно наглядное развитие в кубанских пейзажах, где Черный показы­вает природу, обжитую людьми,* щедро от­дающую человеку свои богатства, стимули­рующую его творческий труд. Именно с этой темой связаны первые шаги к поискам пла­стически обобщенного образа, к созданию пейзажа-картины. Впервые наиболее полно воплотившись в работе «Поля кубанские», эта тема стала одной из основных в твор­честве живописца.

Но уже в этот ранний период у художника появляется желание найти средства для вы­ражения в пейзаже драматических пережива­ний. Щедрость природы, радость общения с нею — этот диапазон чувств не исчерпывает круг интересов художника. Он умеет видеть и хочет выразить больше.

В поисках выражения этой направленно­сти он обращается к природе Черноморского побережья с ее остротой цветовых сочетаний, густым пьянящим ароматом растений, с ее расслабляющей негой, избыточным много­образием природных форм. «Мыс Пицунда. Закат» — все застыло в свете закатного солн­ца. Но нет покоя в природе. Напряжение в красных бликах на стволах сосен, на фигурах людей, в тяжелых очертаниях могучей спины сидящего человека. Скрытая тревога напол­няет этот пейзаж, положивший начало дру­гой драматической линии в творчестве Чер­ного. Выставка 1963 года подвела итог на­чальному и очень существенному периоду. Автор предстал на ней тонким колористом с несомненным даром видения мира в его жи­вописном богатстве и сложности. Художник нашел свои основные темы. Он выработал язык, необходимый для воплощения его за­мыслов, подошел к созданию пейзажей-картин с яркой социальной наполненностью.

Однако жизнь шла дальше, и такой чуткий к ее требованиям художник не мог остано­виться на найденном.

Подходила середина 60-х годов. Живопись обретала новых героев, новый язык. Основ­ные завоевания в искусстве этою времени во­плотились в направлении, получившем наз­вание «сурового стиля». У Черного есть друзья среди его представителей, возглавляв­ших это течение, он знает, что стоит на моль­бертах в их мастерских. Его увлекают их по­иски в работе над созданием тематической картины, но в творчестве Черного эти тенден­ции воплотились опосредованно.

Так же, как художники «сурового стиля», в работе над образом он хочет поднять покров устойчивых представлений, дойти до сути, до основного смысла. Но он слишком эмоциона­лен и лиричен, слишком по-личному пережи­вает тему.

Эти стремления раскрылись в работах 1967—1968 годов, времени очень трудном в жизни художника и тем не менее чрезвычай­но творчески плодотворном.

Художнику удалось создать убеждающий, дов Великой Отечественной войны, и на ка­кой-то период колесо времени для него будто совершает поворот вспять. Он видит людей, для которых время замерло несколько десятков лет назад. Для них война — не ушедшее, не забытое. Их искалеченные тела — как не­заживающие раны на могучем организме стра­ны. Именно такие мысли вкладывал худож­ник в серию акварельных портретов инвали­дов войны.

Эта тема продолжает развитие в несколь­ких холстах, из которых выделяются «Авто­портрет» и «Иван-голубятник». Антигуман­ная суть войны, способной искромсать, изуро­довать человека, соединилась с его мужест­вом, волей к жизни в портрете инвалида «Иван-голубятник». В его прижатой к земле, но все еще могучей фигуре, в его огрубевшем лице сквозь ожесточенность пробивается свет души — израненной, но не загубленной.

Рядовым в строю инвалидов войны показал себя художник в «Автопортрете» 1968 года. Изобразив себя без малейшего романтическо­го флера, он предстает здесь одним из тех, кто принял на себя смертоносный шквал войны, кто обрел мужество среди принесенных ею страданий.

Создание госпитальной серии совпало по времени с работой над образом Николая Ост­ровского, который воплощен в двух произве­дениях. Они примыкают к госпитальной серии и выводят ее на новый уровень темы подвига и силы человеческого духа.

Изучая биографию писателя, Черный вы­брал сюжетом для картины «Рожденные бу­рей» одну из завершающих страниц его жизни.

Встретились два человека, принадлежащих одному рожденному бурей поколению. По-раз­ному сложились их судьбы, и, казалось бы, жизнь развела их в разные стороны. Чкалов стал олицетворением стремительного ритма времени. В его склонившейся над постелью больного фигуре таится, как в сжатой пружи­не, сконцентрированная энергия. Но обоих по­родило такое пламенное, такое заряженное движением время, что и лежащий, почти унич­тоженный разрушительной болезнью писатель остается олицетворением несломленного духа.

Художнику удалось создать убеждающий, эмоциональный образ поколения через судь­бы двух его ярких представителей.

Здесь пригодился ему опыт живописных и композиционных поисков. Вытянутый по гори­зонтали формат сжимает внутренние прост­ранство холста, придавая ему упругость, на­пряженность, которая усиливается склонен­ным силуэтом человека и пламенными от­блесками фона.

Пафос и торжественность соединились в картине с эмоциональной наполненностью и документальной точностью.

Тема жизни и подвига Островского не была исчерпана художником в «Рожденных бурей». Еще в период работы с архивными докумен­тами Черному представился одним из самых драматических моментов в жизни писателя тот, когда стало ясно, что болезнь не от­пустит, с ужасающей последовательностью продолжая свое разрушительное движение. Окончить счеты с жизнью или найти и в этих условиях крепкие связи с ней, остаться не­обходимым людям — такой вопрос встал пе­ред Островским. Этот период в жизни писа­теля давал художнику материал для работы над сложнейшей темой духовного мужества человека, его борьбы с судьбой. «Остров­ский, 1928 год» — так назвал художник свою картину. В лице писателя—сплетение мучи­тельных сомнений, раздумий. Твердость и сила характера, присущая этому человеку, под­вергаются в этот раз испытанию особенно трудному. Стремясь передать сжимающееся железное кольцо боли, художник использует метафору, сплетая за спиной Островского мо­гучие серые стволы лиан..

Но есть величие в этой фигуре, опирающей­ся на костыли. Писатель стоит у начала ле­генды, в которую превратилась его жизнь для последующих поколений.

Работа над образом Островского была отме­чена присуждением художнику звания лау­реата краевой премии Ленинского комсомола* К сожалению, обе картины не остались в на­шем городе. Имеющееся в музее Н. Остров­ского полотно является авторским вариантом «Рожденных бурей».

В течение двух лет работы над произведе­ниями госпитальной серии и темой Островско­го художник обрел новый масштаб мировос­приятия, зрелость и свободу композиционного мышления, расширил жанровые границы своего творчества.

Только имея этот опыт, Черный мог подой­ти к созданию картины «Ленин и народ». Вождь революции, окруженный теми людьми, чьими руками свершилась революция, в об­щих с ними думах, в единстве, в духовной сплоченности —- в таком аспекте подошел к ре­шению ответственной темы живописец.

Чаще стал обращаться Черный к портрет­ному жанру, стремясь к выявлению в индиви­дуальных чертах типического образа челове­ка творческого склада. Таковы портреты писа­теля Монастырева, скульптора Глухова. Тема войны остается для художника святым долгом, вечной темой его творчества. «День памяти»—-названа одна из картин художника, в которой состояние людей и пейзаж сливаются в пол­ный светлой грусти мотив.

Память военных лет заставляет острее чув­ствовать сегодняшний день. С тревогой вгля­дываясь в жизнь, отделенную сорокалетием от войны, художник пишет картину «Пляж».

В фигурах теснящихся на берегу отдыхаю­щих людей нет покоя. Их расслабленность то­мительна, движение каждого замкнуто, обра­щено к себе. Разобщенность людей — вот что тревожит художника в сегодняшнем мире. Картина заставляет задуматься, осознать свою ответственность за грядущую жизнь так же, как ощущают ее люди военного поколения.

И все же пейзаж остается главным в твор­честве художника. Дело не просто в том, что на выставке преобладает этот жанр.

В пейзажах Кубани и Кавказа находит ху­дожник средства для выражения волнующих его мыслей. Создание лучших его произведе­ний, посвященных войне, связано с пейзажем. «Светлой памяти павших в борьбе с фашиз­мом» — эта картина не случайно занимала центральное место на проходившей весной вы­ставке произведений художников — ветера­нов войны. Светлые вертикали тополей, ок­ружающих сквер, высокое небо — все в этом холсте наполнено состоянием глубокой тиши­ны, сосредоточенности, раздумий и тихой тор­жественности.

В произведениях последних лет, таких, как «Горы», «Игра в мяч», Черный находит в при­роде Кавказа облагораживающую душу гармонию, эпическую силу, простор и свободу.

Выставка произведений сочинского живо­писца Ивана Ивановича Черного убеждает в том, что свое творчество он связал с родным краем. Здесь находит художник материал для тем волнующих, злободневных. В этой кров­ной связи — своеобразие его дарования, здесь тот неисчерпаемый источник, который дает ему силы для творчества.

Т. БАТРАКОВА, искусствовед.

1985 год.


Чёрный Иван Иванович родился в деревне Яковлевка (ныне Раздельнянского района Одесской области).

1943 год — Участие в Великой Отечественной войне. После тяжелого ранения комиссован.

1946—1951 гг. — Учился на живописно-педагогическом отделении Одесского художественного училища. Преподаватели: проф. Мучник Л. Е., Павлюк Н. А., Поплавский М. К., Кордонский М. Л., Злочевский П. А.

с 1952 года — Жил и работал в Сочи. Участник городских, краевых, зональных, республиканских выставок. Автор ряда монументальных и декоративных работ.

1963 год — Персональная выставка в г. Сочи. На выставке экспонировалось 87 произведений.

1965—1966 гг. — Выполняет роспись в вестибюле санатория «Салют».

с 1967 года — Член союза художников СССР, России

1967 год — Написано полотно «Рожденные бурей». Участие в республиканской выставке «Советская Россия».

1967—1968 гг. — Выполнена серия рисунков и акварелей «Госпиталь ветеранов Великой Отечественной войны».

1968 год — Создана работа «Н. Островский. 1928 год».

1970 год — присвоено звание «Лауреат премии комсомола Кубани им. Н. Островского».

1970 год — Персональная выставка в г. Сочи. Персональная выставка в г. Краснодаре. На выставке представлено 107 работ.

1970—1971 гг. Работает над фреской, посвященной Дню Победы, в танцевальном зале санатория «Аврора».

1971 год — Участвует в выставке, посвященной 100-летию со дня рождения В. И. Ленина.

1971 год — Оформляет зал ресторана «Катюша».

1972, 1974 гг. — Творческие поездки на Ингури ГЭС.

1973, 1976 гг. — Творческие поездки в Крым.

1974 год — Созданы живописные портреты ветеранов Великой Отечественной войны Прасолова И. Ф., Бирючкова М. И. Написана картина «Ветераны».

1974 год — Участвует в зональной художественной выставке «Советский Юг».

1978 год — Участвует в выставке «Художники Кубани».

1985 год — Участвует в выставке сочинских художников-фронтовиков, посвященной 40-летию Победы.

1985 год — Персональная выставка в г. Сочи.

1999 год — Персональная выставка в г. Сочи.

2003 год — Персональная выставка «Метаморфозы Ивана Черного» в г. Сочи.

2005 год — Персональная выставка живописи и графики «Вчера была война…», посвященной 60-летию Великой Победы и 80-летию со дня рождения художника..

2007 год — Первое место и «Золотая кисть» в номинации «Живопись».

8 декабря 2008 года ушел из жизни.

2010 год — Экспозиция работ на выставке «Победа!», посвященной 65-летию Великой Победы, в сочинском художественном музее.

2013 год - выставка произведений "Иван Черный. Графика" из частной коллекции (галерея в "Sea Galaxy").














Мы на карте
Наши контакты



Сочинское городское отделение

ВТОО

Союз художников России,

354000,г. Сочи,ул. Первомайская, 26