«Сочи. Время. Стиль»


Название этой статьи родилось под воздействием современных понятий. Все знают, как заразно «пиксельное» мышление. «Хэштеги» окружают нас везде: начиная от маршрутки с её рекламой до огромных баннеров. Короткие словечки-метки, за которыми иногда скрываются целые пласты значений и содержаний. Они удобны как прием в любых видах интернет-конструкций для общения. Ими можно обозначить всё, их можно сделать слоганом, девизом, концепцией. В нашем городе уже несколько лет действует Хартия «Я люблю Сочи», где любовь к городу становится обязанностью его жителей. Многие недоумевают: а зачем же это нужно? Ведь мы и так любим свой прекрасный город. Конечно, старожилам и коренным сочинцам, зачастую не покидающим пределы своего микрорайона, микромирка, нововведения кажутся уж слишком резкими. Потеря старых акцентов городского сюжета с их тишиной, гармонией опорой на покой отдыхающих рабочих, колхозников и интеллигентов советских времен, тяжело воспринимается ими. Большинство сочинцев многие годы жизни отдали служению и охране этого состояния курорта и смириться с новым имиджем города нелегко. Но в городе выросло новое поколение, город населяют новые люди, приехавшие в Сочи за своей мечтой. Они не только не знают истории города, но и не чувствуют пока его особого контекста в русле жизни всей нашей огромной родины и её культуры. На наши плечи, на плечи старожилов ложится своеобразная миссия: объяснить и дать почувствовать этот порой неуловимый сочинский контекст. Тот самый сочинский стиль, который возможно, умрет вместе с нами, если не приложить усилий к его сбережению. Вот что означает призыв Хартии: « Я познаю город мир через его историю, природу, культуру и искусство».

Реакция довольно многих людей по отношению к сочинским культурным реалиям 60-70х годов - это, в лучшем случае, равнодушное удивление, в худшем – полное их непонимание. Обращаясь к даже очень образованным людям с просьбой дать оценку своего взгляда на одну из таких характерных реалий – рельефы на Доме культуры Центрального района на улице Горького – мы получили такие ответы-мнения: «Рельефы на ДК? Что в них особенного? Объясните, ничего такого не нахожу!». «Совсем недавно их рассматривала, они классные!». «В детстве я одновременно и хотела, и боялась на них смотреть, думала, что это - камасутра!». Последняя реплика - просто чудо! Воспоминание комично, но для советского декоративно-монументального произведения в рельефах действительно слишком много свободы и фантазийного раздолья. А вот первая из приведённых реплик беспокоит: да, объяснять надо, ибо непонятное, в конце концов, оказывается не нужным.

В свое время известный искусствовед М.Ю. Герман говорил о «курортном варианте тоталитарного искусства» в Сочи, имея в виду живопись 1930-1950-х гг., украшавшую санатории и учреждения города (сейчас эти работы – музейное достояние). Но и искусство 1960-70-х гг. у нас тоже особенное, без пафоса «трудовых будней» шестидесятничества, негромкое, камерное. На первый взгляд, его целью было органично дополнить комфортную среду города. Но на деле произведения художников, украшавших его, вышли далеко за рамки эстетики комфорта. Ведь в шестидесятые Сочи был уже не просто курорт, это был стиль жизни! Взять хотя бы «Девушку с цветком» у гостиницы «Сочи-Магнолия» - великолепный образ, объединивший прелесть юной «отдыхающей» и красоту цветка магнолии, ставшего впоследствии символом Сочи. «Девушка с цветком» абсолютно уникальна для искусства того времени, это памятник не спортсменке или комсомолке, и не абстрактная «девушка с веслом», а именно альтернатива ей. Создание этой скульптуры и её гармоничное существование возле лучшей на тот момент гостиницы, означало победу поэтического, творческого начала, победу настоящего искусства над фальшивым, формальным. Её индивидуальность была индивидуальностью нашего города.

Время меняет и множит смыслы, прессует их, и в наши дни эти произведения искусства не отжившие памятники своей эпохи, не история поздних советских десятилетий, это полноценные эстетические объекты. Собственно, в городе Сочи их не так много и осталось, и выглядят они как случайные гости на чужом празднике. С ними не церемонятся ни застройщики, ни заказчики, ни власть имущие. Сердца сочинцев-старожилов больно сжимаются при виде того, как памятники эпохи их юности или детства тактично задвинуты: одни в кусты как «Девушка с цветком», другие – за строительные заборы. Повезло только «Мацесте» из произведений 1960-х годов. Это, как теперь говорят, «брэндовый», памятник. А ведь и его существование висело на волоске в какой-то момент! Впрочем, повезло и ещё одному арт-объекту. Тем самым рельефам, с которых мы начали свой экскурс о культурных реалиях Сочи 60-70х.

Автор рельефов – сочинский художник Виктор Ильич Глухов (1924-).Его же - установленные в Сочи скульптуры: «Ломающая стрелы», (Цветной бульвар), «Девушка с цветком» («Сочи-Магнолия»), «Жеребята» (у гостиницы «Кубань»), декоративные маски на фризе Сочинского цирка, и многое другое. Рельефы на ДК художник сделал в 1972-1974 гг. Не могу удержаться, чтобы не напомнить всем: прежнее здание ДК (арх. Е.А.Сердюков) было совсем иным по архитектуре. Изменения, вроде бы, не такие большие, но представьте, если бы вам вдвое увеличили лоб, и уменьшили глаза. Окна фасада были шире, больше, карниз - уже, и это принципиально для облика здания. Старый ДК «Таксомотор» был похож на автомобильную фару! Такая большая дружелюбная фара! Неоновые буквы названия были выведены над крышей, словно лучи, и их свободная графика - часть архитектурного решения - звучала задорно, как сигнал клаксона! То есть, здание было «с характером», даже с чувством юмора. Рельефы на внешней стене «Таксомотора» появились позже, и прекрасно вписались в архитектурный замысел. Удачный момент: этой своей частью, здание никому не помешало строить новый облик города. И сохранился чудесный и удивительно богатый во всех отношениях цикл картинок - рельефов. Хотя и изменился их первоначальный цвет, серого цемента и ушла зернистая фактура. Когда то жемчужно-серые, сейчас рельефы выглядят, словно облитые, хм, кофием. Да что уж тут придираться, главное, что они есть, и продолжают нас удивлять. Обычно мы видим их из окон автобуса. И не успел ты разглядеть, ни кто эти странные личности с распластанными широкими неулыбчивыми губастыми лицами, ни что они делают там, каждый в своей «клетке» (и как они там помещаются – тоже вопрос). Впрочем, иногда в неторопливом движении взгляда, успеваешь понять, что «клетка» не всегда на одного, иногда успеваешь ухватить и один квадрат целиком, чаще всего последний внизу, в котором «живет» девушка с длинными распущенными волосами. И всё. Больше ничего не успеваешь, думаешь: в следующий раз обязательно рассмотрю! Но, увы, история повторяется снова и снова. Рельефы так и остаются неразгаданными иероглифами майя.

И вот, наконец, решение было принято, и мы остановились. Чтобы разглядеть и разобраться: в чем же загадка этих квадратов. Квадрат – символ Земли и материального мира вообще, «мужской» символ; фигуры на рельефах - как в утробе, их энергия сконцентрированная, сжатая, титаническая. Задрав головы кверху, наталкиваясь на недоумевающих прохожих, мы рассматриваем пристально и со вниманием к деталям. Чем больше смотришь, тем больше зрелище завораживает и озадачивает. Кого тут только нет: и соблазнительно извернувшаяся танцовщица с бубном, и джигит, и читающий атлет (бывает же такое!), и девушка с белкой и зайчатами! Лабиринт пластических форм вовлекает в длительное путешествие, начинаешь кружить взглядом и не можешь остановиться - как наваждение! Логика расположения сюжетов - для любителей головоломок, но даже разобравшись в каких-то закономерностях, обнаруживаешь, что знакомство с памятником на этом не закончилось, а только начинается. Фигуры людей превращены художником в узор, заплетены, свернуты, ритмически закольцованы. Вписанные в квадрат, они ничуть не теряют анатомичности, а становятся островыразительными, колоритными, оригинальными.

Мужественность, сдержанность, рациональность характера скульптуры смягчается гибкостью линий. Свободное пространство стены воспринимается как цезура. Пауза - это тоже часть ритма всего архитектурного произведения, ведь изначально и стена, и рельефы были одного тона, изображения как-бы всплывали, проступали на поверхности, мерцали зернистой фактурой, словно живые. Ракурсы многообразны, движение героев показано в своей завершенности. Артисты, музыканты, танцоры - обитатели «клеток» связаны в одно динамичное действо. Получается, что рельефы ждут наших взглядов, чтобы заиграть, ожить, устроить представление, Дом культуры же! В нем обитают люди, играющие, поющие и танцующие, а также читающие и мастерящие какие-то штуки, выращивающие цветы, и учащиеся кройке и шитью. С этим понятно. Но как попали на стену ДК спящие люди? Та самая девушка, к примеру, из последней «клетки»? Ширококостная и пластичная «ню» полулежит очень своеобразно, опираясь на морскую ракушку, огромную рапану. С закрытыми глазами! Она что, медитирует?! - возникает вопрос у современного зрителя. Но ведь во времена создания этого рельефа йога явно не относилась к теме государственной политики. Кстати, и атлет с опущенными веками, и вот ещё фигура... Грустными их не назовешь, скорее, лиричными, и, похоже, обитатели этих рельефов обращены не к нам, зрителям, а внутрь себя самих! Что же они делают? Что ещё можно делать с закрытыми глазами, расслабившись в поисках какой-то внутренней гармонии? Философствовать? Да, возможно. Но выражения лиц! в них же отсутствуют морщины, те самые признаки глубокого философствования. Нет, скорее, эти персонажи мечтают. Это самое близкое объяснение загадки «спящих» людей. Ведь дом культуры, это и дом мечты, дом, где люди получают возможность воплотить свои грезы в нечто реальное. Или не воплотить, а просто помечтать. Мечтать очень полезно в любом случае.

Экскурс по произведению может подвести к необычным выводам. Работа Виктора Глухова принадлежит к советской эпохе, к той, что вроде бы пыталась подстричь нас под одну гребенку. Но у рельефов на ДК чувствуешь себя в гораздо большей степени индивидуальностью и уважаешь себя больше, чем перед любой из новых скульптур. Как сказал председатель Сочинского отделения СХ Прокатов Ю.Д.: «Парадокс глуховских рельефов не в том, что они незаметны, но гениальны, парадокс этих рельефов в том, что они нам несут весть, месседж, даже не будучи прочитанными! Весть, о том, что жизнь не банальна, не проста, и не скоротечна. Жизнь – штука сложная и загадочная. И если исчезнет из неё эта самая загадка, которую мы интуитивно жаждем разгадать, если перестанет пробуждаться наше воображение, перестанет и род наш называться «человеческим», в роботов превратимся».

Можно было бы еще многое сказать о рельефах и скульпторе В.И.Глухове: о языке поколения, на котором говорит художник, о его учителях, одним из которых был лауреат Сталинской премии В.И.Ингал, автор скульптурного оформления сочинского Морвокзала. О мексиканском следе в произведениях советского монументального искусства, который явно ощутим и в сочинских рельефах. Но формат статьи не позволяет столь углубляться в тему. Однако о работах сочинских художников 60-70-х стоит говорить, и данная статья – стартовая

В заключение, хочется напомнить: монументально-декоративное искусство, несмотря на свою крупномасштабность, самое уязвимое. Оно гибнет вместе со зданиями, которые украшает, вытесняется современными объектами. И хотя оно не стоит в музеях, качественная реставрация ему необходима, как и любому другому произведению искусства. Реставрация монументально-декоративной скульптуры имеет свою специфику. В зависимости от материала, существуют разные способы расчистки и консервации арт-объекта, и, конечно, простая покраска не входит в этот список, она только портит произведение. В мировой практике поддержание сохранности таких объектов берут на себя местные общественные организации и фонды. Кроме того, качественная сувенирная продукция (в нашем случае с изображением группы рельефов Виктора Глухова, а также других работ сочинских мастеров 1960-70-х гг.) могла бы стать ещё одной визитной карточкой Сочи, а средства от ее продажи пополнили бы фонд реставрации всех подобных арт-объектов города.

Мечтать, как уже говорилось, неплохо всегда. Но тут всё в наших руках. Лично я охотно бы выделила из личных средств энную сумму в фонд профессиональной реставрации работ сочинских художников советского периода. Я родилась в этом городе, он – мой дом, моя родина, и то, что его отличает, его индивидуальное, для меня драгоценно, и думаю, не только для меня, для многих других сочинцев.

А название статьи «Сочи. Время. Стиль» из хэштегов могло бы стать девизом-концепцией для нового городского культурного проекта и моим духовным вкладом в сохранение оригинальной сочинской культуры.

Людмила Павлова, член Союза художников России.

Мы на карте
Наши контакты



Сочинское городское отделение

ВТОО

Союз художников России,

354000,г. Сочи,ул. Первомайская, 26